Мэр, профессор и девелопер поспорили о будущем Уралмашзавода

Мэр, профессор и девелопер поспорили о будущем Уралмашзавода 10.02.2014 Уралмашзавод, на площадке которого власти мечтают создать индустриальный парк, на днях стал главной темой у преподавателей, руководителей известных арти event-агентств, девелоперов в коворкинг-центре "Соль". Мы собрали для вас несколько интересных мнений о прошлом и будущем промышленного гиганта, а также связались с мэром Екатеринбурга Евгением Ройзманом (в свое время он также успел поработать на заводе) и спросили, что он думает о будущем предприятия, прошедших на заводе сокращениях и квоте на привлечение к работе мигрантов. 

Евгений Ройзман, мэр Екатеринбурга: 

Сейчас часть земель Уралмашзавода, ближе к центру, будет освобождаться. Появляется возможность передать часть земель под застройку. Варианты рассматриваются все. Есть огромная проблема: на Уралмаше держались четыре больших пионерских лагеря, огромное количество школ, да и вообще весь район. Сейчас этого не будет, все ложится на город. Социальная ситуация достаточно серьезная. Району выживать без Уралмаша тяжело. Что касается мигрантов… Я сам там работал, мой отец всю жизнь работал, мой дед его строил. Для меня это вопрос болезненный. Я знаю, что привлекали высококвалифицированных токарей из-за рубежа, с высокими зарплатами. При этом у нас есть много своих высококвалифицированных рабочих, большей частью они все возрастные. Есть такая проблема. Сейчас я займусь этим, посмотрю тоже. 

Сергей Кропотов, ректор ЕАСИ, профессор, доктор философских наук: 

Екатеринбург не первый город, который занимается уничтожением культурных слоев. Это ни хорошо и ни плохо. Это практика. Хотя, казалось бы, было бы правильным создавать что-то, чтобы это стало изюминкой района. Периодически у представителей разных общественных слоев возникает такой интерес. Возникло и у Евгения Ройзмана, потому что он с Уралмаша. Возникло у Александра Якоба. Мы с коллегами даже делали для них альбом-презентацию. Задача спасти весь Уралмаш не стояла. Мы пытались ответить на вопрос, что сделать, чтобы спасти его куски. Поступило предложение создать то, вокруг чего потом может обустраиваться весь район. В результате был создан проект под названием Культурно-образовательный центр «Индустриальная цивилизация». Якоб и Ройзман получили информацию, поддержали проект. Но я подозреваю, что все будет как всегда… Это может быть очередной золотой жилой. Но в нашей стране золотой жилой это не будет. 

Леонид Салмин, профессор кафедры графического дизайна УралГАХА: 

Скоро Уралмашзавод может стать историей. Появится вопрос: «А что это было?». И никто не сможет сказать, что это такое на самом деле. Просто производственная территория. На ней появятся новые торговые центры. С другой стороны есть точка зрения, что на его месте должно появиться то, что было до Уралмаша, — то есть лес. Вернуть туда лес — это значит, вернуть смысл территории… Мы сталкиваемся с базовым архетипом — мифологемой изгнания из рабочего рая. Только подумайте: огромное количество людей там жизнь положили. Исчезновение этого места труда для них является трагедией. В тот момент, когда там начнут строить торговые центры, индустриальная матрица перейдет в другую сферу. Люди перестанут производить, будут только потреблять. Это будет тот же рай, только уже потребления. 

Андрей Бриль, девелопер:

Происходит смена технологического уклада. Огромные производства перестают быть нужными. Мы эти проблемы стараемся решать. Нечего цепляться и кричать о том, что наша история уничтожается. Очень хороший пример на самом деле не с Уралмашем, а с нашим знаменитым конструктивизмом. Все за него цепляются, стоят на страже этого набора могил. На самом деле любой человек вам скажет, что в этих зданиях очень плохо жить. Они ломают психику людей, потому что строились в другое время, когда нужно было решать другие задачи. Может быть, вы придумаете, как вдохнуть в эти монструозные сооружения какую-то жизнь? Это проблемы, которые не решаются голосованием и обсуждением. 

Дмитрий Москвин, директор event-агентства «Рыжий»:

Почему бы «Уралмашу» не стать символом постиндустриального Екатеринбурга? Нельзя говорить: «А давайте тут все застроим». Нужно выработать некий подход. Есть много субъектов, помимо девелоперов, которые также могли бы зайти на эту территорию. Места хватит всем. Уралмаш может стать местом нового урбанизма в России, на котором можно проверить новые подходы и формы урбанизма. Можно делать социальные проекты. То, с чем город мог бы прозвучать. Он может стать хорошей экспериментальной площадкой. 

Евгений Фатеев, руководитель агентства «Стритарт»:

Мне кажется, что в России очень сильно не хватает музея, в котором есть все: самолеты, механизмы, арабская миниатюра… Нам повезло, что нашу индустриальную территорию пока не растаскали. Здесь мог бы получиться уникальный музей, вобравший в себя прежде всего следы советской цивилизации: быта, дизайна, техник, рядом было бы что-то зоологическое, ботаническое… Музей всего, где можно найти все. Мне кажется, что это достаточно актуально. Такой проект вполне вяжется с сегодняшним стремлением покупать, продавать и развлекать. Если кто-то хочет чем-то поторговать, показать кино, пусть это будет.

Возврат к списку