Частный сектор на берегу Верх-Исетского пруда определен под снос?

Частный сектор на берегу Верх-Исетского пруда определен под снос? 12.04.2013

Шумиха вокруг огромной площади порядка 550 гектаров, выделенной для строительства будущей Экспо-деревни, разгорелась уже около года назад.  Жители Большого конного полуострова и Малого конного полуострова активно обсуждают грядущие перемены в их жизни, которые произойдут в случае, если российская заявка на проведение выставки ЭКСПО-2020 в Екатеринбурге все-таки победит. Мнения разделились.

Напомним, Экспо-парк появится на территории Верх-Исетского пруда (примерно от нынешней улицы Рабочих до Большого конного полуострова). Под снос здесь отведены 19 коллективных садов, 75 частных домов и 28 многоэтажек. Летом 2012 года Генеральному секретарю Международного бюро выставок Винсенту Лоссерталесу и его помощникам площадку показывали с воды, устроив прогулку на яхтах по водоему. А в конце марта нынешнего года французам устроили полет над местностью на вертолетах.

Обо всем этом жители узнают лишь из средств массовой информации. Разговаривать с обеспокоенными жильцами и давать хоть какие-то объяснения, что их ждет, власти совсем не торопятся.

Многие из нас, задают вопрос - эзотерика что это? Получить ответ на этот вопрос помогут страницы сайта с различными произведениями по этой теме. Рассказы, новинки, позволят получить достаточно информации всем, кто этого хочет.

Вопрос касается двух микрорайонов Большого и Малого конного полуострова. Это небольшие поселения около 3 и 2,5 тысяч человек соответственно, расположенные на берегу пруда в нескольких километрах от ВИЗа. Территория, окруженная болотами, застроена пятиэтажками и двухэтажками, бараками, частными домами и садами.

Как выяснил корреспондент газеты «Рядом с домом», мнения жителей этих мест насчет предстоящей застройки неоднозначны.

Многие ПРОТИВ

Жители «Малоконки» возмущены сложившейся ситуацией и без боя отдавать свои дома и земли не собираются. Инициативную группу возглавила Наталья Потапова. Проработав долгое время в службе судебных приставов, она уже знала, как следует выстраивать отношения с чиновничьим корпусом.

Ей было подготовлено множество заявлений, с просьбой хотя бы пояснить жителям ситуацию и приподнять завесу тайны над будущим их жилищ. Осенью 2012 года письма с подписями были направлены по трем адреса: свердловскому прокурору Сергею Охлопкову, губернатору Евгению Куйвашеву, градоначальнику Александру Якобу.

Ответы, которые она получила, женщина откровенно называет отписками, так как конкретики нет ни в одном. Про перспективы переселения сказано следующее: не беспокойтесь, компенсации выплатят по нормативам. И больше ничего. Все это очень возмущает горожан. Многие, в принципе, не хотят никуда переезжать из родного района.

- Я проработал много лет на «Водоканале», эта же организация и выделила мне с семьей квартиру. В основном здесь и живут сотрудники этой компании или заслуженные металлурги Верх-Исетского завода, - рассказывает пенсионер Валерий.

– Мне очень нравится этот микрорайон и не хотелось бы отсюда уезжать. Свежий воздух, расположение недалеко от города, но при этом тишина, пруд, на рыбалку можно ходить, на пляж летом, лес – по осени за грибами и ягодами всегда ходим. Красота!

По поводу Экспо, могу сказать, что лично к нам никто не приходил и не спрашивал нашего мнения. Но, я слышал, будто некоторое время назад приезжали французы, проводили опрос, и оказалось, что 67% нашего населения не хотели бы съезжать. Это можно понять, ведь у многих здесь огороды, не оформленные по документам, по сути, нелегальные – «нахаловки». У кого-то теплицы стоят, у кого-то даже небольшие домики и бани. Удобно – вышел из квартиры, и вот он уже – сад. Кстати, несколько лет назад один мой знакомый продал такой участок за 200 тысяч.

Сейчас, конечно, такие «нахаловки» никому не нужны, а денег, когда будут выкупать землю и жилплощадь для начала строительства, никто, естественно, за них не даст. Также, у нас здесь как в деревне, все друг друга знают. Не страшно ребенка отпустить гулять, все вокруг знакомые – приглядят.

Еще одна причина, по которой старожилы не хотят съезжать – материальная. Местные жители опасаются, что если их снесут, то компенсаций не хватит на покупку нового жилья.

- У меня здесь нормальная трехкомнатная квартира. По кадастровой стоимости я и однокомнатной взамен не куплю,— поясняет активистка Потапова. Это не говоря о том, что при переезде в новый район кому-то придется заново искать работу, устраивать детей в детские садики и школы.

Есть и те, кто ЗА

Оглянувшись вокруг, можно заметить, что большинство построек очень ветхие. Старые бараки, гнилые гаражи и покосившиеся заборы составляют пейзаж этих мест. Когда-то предприятие «Водоканал» следило за состоянием дорог и тротуаров, а сейчас все разбито и находится в запущенном состоянии.

- Мы молимся, чтобы Екатеринбург выиграл заявку. Мечтаем уже поскорее съехать отсюда, - говорит жительница «Большеконки» Людмила. – Хотя я здесь родилась, выросла и прожила всю жизнь, но уже понимаю, что находиться в нашем доме постройки 40х годов просто невозможно. Постоянно дует из окон, стены все неровные, штукатурка сыпется. 

Недавно съехали соседи из квартиры над нами, вынесли мебель, видимо потолок измени форму, и просто все слои штукатурки со страшным грохотом рухнули. Это хорошо еще, что никого не было в тот момент в комнате. А недавно у нас вообще был пожар, и его очень долго не могли потушить. Это деревянные перекрытия горели.

Конечно, жалко такое хорошее место с прудом и лесом покидать, но хочется получить уже нормальное жилье в новом доме. Думаю, властям было бы выгодно построить несколько многоэтажек по соседству и всех нас туда взять и переселить разом. По крайней мере, такому варианту многие были бы рады. 

Чиновники планируют договариваться

По данным городского интернет СМИ, губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев заявил, что ему неизвестно о том, чтобы какие-либо жители Екатеринбурга были обеспокоены угрозой потери их домов из-за проведения выставки ЭКСПО-2020. По его словам, сейчас 86-87% участка, предполагаемого к застройке сооружениями Экспо-деревни, свободны. «Я был там, ходил, видел условия жизни. Мне кажется, если людям сделать хорошее предложение, они согласятся».