Химмашевцы остались без дома

Химмашевцы остались без дома 06.04.2011

Мы уже писали о проблеме ветхого жилья на Химмаше. В материале «Жизнь в избушках на курьих ножках» в оптимистическом тоне была затронута тема судеб жильцов некогда существовавшего дома на Альпинистов, 33. Как оказалось, с оптимизмом мы, ой, как поторопились.

Напомним, что дом №33 на улице Альпинистов постановлением и.о.Главы Екатеринбурга от 9 августа 2010 года был признан ветхим и подлежащим расселению. После вынесения постановления Администрацией г.Екатеринбурга никаких мер по расселению граждан принято не было. Жильцы жаловались, писали в администрацию, но ни одного варианта жилого помещения им предложено не было.

20 января 2011 года в этом многоквартирном доме по ул.Альпинистов произошел пожар, уничтоживший строение. 15 человек тогда поздним зимним вечером остались без крыши над головой . «Никто  к нам не приехал, не покормил, не поинтересовался, куда мы теперь пойдем», - делится Светлана Решетникова, проживавшая в сгоревшем доме. Руководство школы-интерната №20, что через дорогу от бывшего Альпинистов, 33, учтиво предложило людям временный кров. Но убежище было обеспечено только до конца выходных. С понедельника, 25 января, – там уже дети, кровати нужно было освободить. Хотя еще целый месяц, в особых случаях, когда людям просто негде было ночевать, их, конечно, пускали.

«Теперь живите, как хотите»
Светлана Анатольевна Решетникова

- И куда вы пошли в понедельник?- 

- Сейчас мы вынуждены снимать квартиру.

- Но вас, погорельцев, ведь не могли просто оставить на произвол судьбы.

- Нет. Предлагали временные комнаты в общежитии - в доме с коридорной системой. На Ясной. Нас это не устроило. Мы, бывшие жильцы дома, в большинстве своем работаем на Химмаше, наш ребенок здесь в школу ходит. Это же временно. Я его переведу в другое учебное заведение, а нас завтра в иное место заселят – опять школу менять? С Альпинистов, 33 одна женщина в декрете – она согласилась на временную комнату. Другая девушка учится в центре – ей удобно. А нам это совсем не подходит. К тому же у меня семья из четырех человек. Здесь сын взрослый, две женщины, маленький ребенок, как мы в одной комнатушке в 18 кв. метров вместе жить должны? Да еще и на «неопределенное время». Мы отказались.

- Что предпринимаете?

- Начальнику отдела по распределению жилья Татьяне Березиной звоним. Валерию Вшивцеву, начальнику отдела по учету и распределению жилья Чкаловского района, позваниваем каждую неделю, интересуемся. Он говорит: «Ничего пока нет». Чтобы дать нам хорошее жилье, у города денег нет. Квартир для нас нет, а когда будут – неизвестно. Говорят: «Мы же вам предоставляли комнаты, вы отказались». Теперь, мол, живите, как хотите.

Из аварийного жилья в городе в жуткую «двушку» в деревне
Березова Елена Игоревна

- Куда ваша семья пошла сразу поле пожара?

- Мы у знакомых жили. 20-ая школа приглашала, но раз уж нас знакомые пустили, у них комфортнее. Кто не пошел ни к друзьям, ни к родственникам, те заночевали в «двадцатке». Спустя месяц, в середине февраля, дали комнату в доме с секционной системой, в общежитии. Условия неплохие, если вспомнить, что у нас все сгорело. Там у них какой-то договоренности все не было. Ездили-ездили, в итоге все-таки заключили договор на временное проживание.

- Насколько эти выделенные комнаты в общежитиях - жилье «временное»?

- Подписали договор на один год. С метражом только беда. Семья из 5 человек, а дали нам 11 кв. метров всего. Мы, конечно, кто-куда. В этой комнате теперь дочь моя живет – она в центре учится. Остальные члены семьи опять по знакомым… Во-первых, работаем на Химмаше – добираться далеко. Во-вторых, очень уж дорого. Так и придется жить, пока не подыщут квартиру. А как долго нам стеснять друзей придется? Неизвестно. Никаких гарантий. Никаких сроков.

- Вам предложили постоянное жилье взамен сгоревшего в доме под снос?

- Нашей семье взамен сгоревшей двухкомнатной квартиры предложили «двушку» в поселке «Садовый» (15 км от центра г.Екатеринбурга, на отдаленной территории Орджоникидзевского района. – Прим. автора). Надо добраться до края города, потом минут 15 ехать по лесу, а потом начинается самая настоящая деревня. Да и эта квартира сама по себе вся убитая. Мы остались ни с чем, все сгорело, должны еще в такие жуткие квартиры заезжать? То есть все, как обещали, все по закону: «в черте города и тот же метраж», а какой уж там капитальный ремонт делать своими силами и сколько времени каждый день до цивилизации добираться – это уже не важно. Уезжать из города в деревню – это ведь невозможно! Мы, конечно, отказались. И нам сказали, что пока эти объекты не сдадут, новых квартир для расселения не будет.

Каково понимать, что у тебя нет собственного дома
Котельникова Галина Степановна

- Где вы с семьей живете сейчас?

- На первые две недели нас, жалеючи, пустили в школу 20-ую. Это исключительно инициатива руководства интерната. Они нам в тот вечер и чай дали, и сахар, и ночлег. Сейчас перебиваюсь, где получится: по родственникам, по друзьям мотаться приходится, уже устала от всего этого. С мая, видимо, перееду в сад, если потеплеет.

- Почему отказались от временных комнат?

- На комнату в общежитии я не согласилась, побоялась. Нам предлагали 12 метров. Но как мы можем жить в одной небольшой комнатке с взрослым 31-летним сыном? Тем более, она пустая. У нас ничего не осталось. Я на первом этаже жила, так вся мебель размокла и развалилась. Я боюсь туда въезжать.

- А что с расселением на постоянное жительство?

- Раз нам район говорит, что город не дает квартиру, потому что нет денег, я поехала в городскую Администрацию. Мне сказали написать заявление Александру Якобу. Месяц подождала, назначили мне прием на 21 марта к его первому заместителю Сергею Швиндту.

Разговор получился ни о чем. Сергей Владимирович сказал, что мое заявление не читал. Спрашивает: «Почему Вы считаете, что Вам должны выделить новое жилье?». «Потому что наши документы уже 2 года лежат в районной администрации. Мы идем  по программе расселения жильцов из ветхих домов». И всем давали новые квартиры: соседей наших из ветхих домов с Альпинистов в хорошие квартиры переселили. А как сгорел наш старый дом, так предлагают вторичное жилье в ужасном состоянии и у черта на куличках. Нашей семье предлагали вторичное жилье, «брежневку» в пятиэтажке панельного типа в 32-м военном городке. Подъезд страшный, в квартире требуется ремонт. Что мы, из ветхого поедем в дом, которым сам очень скоро станет ветхим?

В общем, денег нет, жилья нет. В конце года будет сдаваться по программе расселения один новый дом. Да и то никаких гарантий, что мы в него попадем, конечно, не дают. Мы уже доведены до отчаяния.

Мое заявление где-то у них в администрации затерялось еще. Поеду на прием к Татьяне Березиной, буду добиваться ответа. И пойду уже дальше. В «Единую Россию», в приемную Путина. Хочу дойти до прокуратуры, если ничего не изменится, до заместителя Генпрокурора РФ в Уральском федеральном округе Юрия Золотова. Не знаю, чего мы достигнем, но будем пытаться. Здесь, по нашему дому, что-то не чисто.

- Не чисто?

- После происшествия 20 января погорельцы обратились и в прокуратуру, и в МЧС. Сотрудники посмотрели по компьютерам и сказали: «А ваш дом расселен». Рядом был дом 35-ый. Жильцов расселили. Возможно, заодно по документам и мы считаемся расселенными? Как так может быть?

Дали выписку об отказе в заведении уголовного дела, так как виновник возникновения пожара не установлен. Не на кого подавать в суд. И от государства мы получили справку на материальную помощь в размере 500 рублей на каждого человека! Что нам эти рубли? Нам жить негде! Я пошла в милицию, просить установить ущерб квартиры. Мне сказали, что это не имеет смысла, потому что в суд подавать не на кого. Не кому, якобы, возмещать ущерб.

Кроме того, по вопросу причины пожара рассматривают две основные версии: неосторожное обращение с огнем неустановленных лиц и поджог. Все жильцы же могут подтвердить, что накануне пожара мигал свет. Искрила проводка, было замыкание. Искрили и провода на столбе электропередач возле дома. Пожарные выскочили из горящего здания - их било током. Ждали, пока приедет электрик, отключит питание. Какой поджог? Дом просто настолько древний, что и с водой, и с электричеством хлопот не оберешься.

Права погорельцев в России защищает закон

Согласно статье 95 Жилищного кодекса России, «Жилые помещения маневренного фонда предназначены для временного проживания <…> граждан, у которых единственные жилые помещения стали непригодными для проживания в результате чрезвычайных обстоятельств».

Однако впоследствии власти должны выдать погорельцу новое постоянное жилье площадью не меньше сгоревшего. Согласно постановлению Правительства Российской Федерации от 3 августа 1996 г. № 937, государство выдает безвозмездную субсидию лицам, пострадавшим от чрезвычайных ситуаций, в том числе от пожара. Ее размер составляет 100% средней рыночной стоимости жилья.

Чтобы получить субсидию, нужно обратиться с предварительной заявкой в орган местного самоуправления, министерство, ведомство, предприятие или организацию. К заявке должны прилагаться документы, подтверждающие ваше право на субсидию: копии паспортов всех жителей сгоревшего жилья включая копии страниц с пропиской; если с погорельцами проживали люди со временной регистрацией, то копии документов, удостоверяющих личность, а также справка о подтверждении регистрации из местного отделения ОВД.

Кроме того, для получения субсидии нужно сдать справку о доходах заявителя и членов его семьи с работ, так как размер зарплат будет учтен при решении вопроса о размере субсидии. Также следует предоставить справку из ЖКХ об отсутствии задолженности по оплате жилого помещения и коммунальных услуг. После этого выдаются деньги, которые тратятся на покупку квартиры или дома. К тому же, если люди признаны малоимущими, то по решению Конституционного суда получать такой кредит и покупать квартиру они могут без очереди. Если среди погорельцев есть беременные женщины, инвалиды, пожилые люди, дети, то процесс идет по ускоренному сценарию — люди получают новое постоянное жилье, минуя очереди из погорельцев.

Первую часть помощи – предоставление временного жилья - администрация соблюла, хоть и не всех пострадавших от пожара устраивают предложенные варианты. Чрезвычайные обстоятельства все-таки требуют чрезвычайных мер. Другой вопрос – как долго длится «временно»?

Что до обеспечения, как сказал премьер Владимир Путин в ходе недавнего телемоста с гражданами России, «другими, новыми квартирами», так проблема действительно мутная. По плану, к 2010-ому году жилье не дали. А по документам, якобы, дали. Теперь выхода нет, нужно давать людям квартиры, не жить же целым семьям на улице… Куда вот только «ушли» те новые квартиры, предназначавшиеся для расселения? Почему, вопреки обещаниям премьера, погорельцам подсовывают «вторичку» в самых отдаленных районах Екатеринбурга?

Быть может, правы бывшие жильцы Альпинистов, 33: что-то здесь не чисто?

Юлия Белякова


Возврат к списку