Это надо видеть!

06.10.2010

В нашем городе подходит к концу первая Уральская Индустриальная Биеннале Современного Искусства. Художники нашего города, а также гости страны (Великобритания, Испания, Мексика, США, Франция, Финляндия, Швеция…), превратили на месяц Уралмашзавод, Верх – Исетский металлургический завод, и камвольный комбинат из гигантов производства в художественные выставки. Это беспрецедентный шаг. Такого в нашем городе и стране еще не было.

Сегодня я посетил несколько площадок. Первым местом, где я побывал, стал Уралмашзавод. Экскурсии здесь ведутся по расписанию. Территория режимная, поэтому такой контроль, в некоторых цехах, где расположена выставка, нельзя фотографировать. За время экскурсии зрители посещают два цеха. Один действующий, здесь производятся запчасти для станков.

В этом цеху с 1989 по 1994 работал Геннадий Власов, который превратил свое рабочее место в художественную галерею, украсив конторки и шкафчики своими картинами.


Во втором цехе представлены работы современных художников. Инсталляция Глеба Ершова и Станислава Станицкого «Освобождение труда»,

экспозиция - люди 90-х годов, флюорисцентный город «Метрополис», который при свете превращается в кучу мусора Владимира Селезнева и Ивана Снегирева.


- Года два назад я летел в Москву и, пролетая над Казанью, очень хорошо запомнил картинку ночного города. Образ запомнился,  потом просто думал, как его реализовать. В итоге получился «Метрополис», - рассказывает автор Владимир Селезнев.

- Ваша инсталляция находится на заводе «Уралмаш», город, который вы создали, копирует какие то реальные улицы района или это импровизация?

- Контуры -  это завод. Так как помещение маленькое – не хватает сомасштабности. Например, я могу показать, где находится цех №61, в то же время не стоит искать стопроцентного сходства. В работе также использованы чертежи и эскизы зданий Ивана Леонидова, известного архитектора – конструктивиста. Понятно, что в этой работе можно увидеть какие то социальные смыслы, она тем и хороша, что не требует какого то специального пояснения. То есть каждый человек может понять это в меру своего восприятия.

Многое, что я увидел, не оставляет зрителя равнодушным. И здесь я полностью соглашусь с Владимиром Селезневым - по настоящему хорошей работой является то, что заставляет думать. Я впервые увидел за простым рабочим искусного художника. Тонкое, едва уловимое взаимодействие рабочего,  грубого, сильного и, почти, невесомый мир искусства, которое, как цветок, несмотря ни на что, прорастает сквозь асфальт.


Одной из главных площадок биеналле является выставка в типографии «Уральский рабочий». Как рассказывает Патракова Елена, руководитель pr-проектов компании Pressattache, выставка в типографии - это то, что нужно оставить на десерт. На счет основной площадки первой Уральской индустриальной биеннале и о всем происходящем в целом я поговорил с Алисой Прудниковой, комиссаром проекта:


- В типографии представлен основной проект биеннале, который сделан командой международных кураторов. Это Екатерина Деготь, Давид Рифф, Космин Костинас. Название проект носит «ударники мобильных образов» и посвящен он  нескольким темам. Прежде всего, это критика современного капитализма и критика креативных индустрий как таковых, а также фигура рабочего и рабочего класса сегодня. Кто это такой и в чем его статус? Что такое понятие труда сегодня, ведь если раньше на первом плане был труд материальный, то теперь это более труд умственный. И теперь, собственно, ударники мобильных образов - это те самые художники, которые производят мысли, а их, в свою очередь, катализируют многочисленные корпорации.

Основная креативная сила на сегодняшний момент - это сила именно художественных высказываний, которые создают современную визуальную эстетику, существующую в нашем мире так или иначе. Выставка реагирует на конкретные реалии, которые особенно очевидны в Екатеринбурге. Это изначально индустриально мощный край, в котором последнее время все больше насажены признаки хорошей жизни, небоскребы, офисные центры… Из - за этого изначальный смысл уходит. И вот это противоречие конструктивисткого наследия и современной визуальной эстетики города и стало темой проекта. Он заставляет подумать и очень много поднимает вопросов связанных с тем,  как мы вообще потребляем культуру сегодня. В самом названии «ударники мобильного труда» заложена мысль о том, что мы в основном интересуемся только проекцией искусства через экраны компьютеров или мобильных телефонов.

Выставка тяжелая для понимания. Для того чтобы полностью её посмотреть необходимо около четырех часов. Здесь в основном работы, которые не зрелищны, они не поражают объёмом или техникой. Это идейные работы. У каждой работы есть описание, почему эта работа здесь, почему она на этом месте и, что она здесь делает. Поэтому именно на этой выставке требуется серьёзная умственная работа.

- Когда все только начиналось в Екатеринбурге, вы скорее всего планировали, как это будет. То есть посещение, блеск в глазах аудитории, понимание и приятие того, что вы представили публике. Сошлось ожидаемое с происшедшим?

- Самый главный результат, который мы ждали, это прежде всего тот факт, что в Екатеринбурге создан масштабный проект. Подобного в нашем городе не было. Благодаря ему, мы, теперь, можем говорить о столице Урала, как о центре современной международной визуальной культуры. То есть моя задача, как идеолога и организатора всего процесса была в том, чтобы Екатеринбург появился на карте современной культуры. Когда меня спросят за границей «откуда вы?» я отвечу, что я из города, не в котором расстреляли царскую семью, а оттуда, где есть индустриальное биеналле. И это очень важно. По вопросу, как посещают выставку и как на неё реагируют… По посещаемости – да, прогнозы оправдались полностью. Около двадцати тысяч посетителей на основном проекте и сорок тысяч в общем. Это достойная цифра.

В плане восприятия и готовности посетителя вникать в выставку… Изначально идеи, которые были предложены куратором, рассчитаны на умного прогрессивного зрителя. Возможно, это была слишком амбициозная задача, для первого проекта такого плана. На мой взгляд, и то, что я слышу вокруг, многих людей выставка отпугивает. Здесь нужно копаться и думать, многие такую «проверку на вшивость» не прошли. Поэтому основной проект воспринимается тяжело. Это определенный срез сознания нашего общества и это очень важно.

- По организационным моментам. Не встретили недопонимания со стороны рабочих завода? Какие - то трудности были с организацией?

- Ну, это стереотип по поводу рабочих. Для нас самая важная задача была в том, чтобы, с одной стороны сделать этот интерактивный проект и дать художникам поработать на заводе. Причем, когда мы не просто пришли и повесили картинку, каждый проект на заводе из того, что этот завод из себя представляет. Многие проекты созданы именно в сотрудничестве с рабочими. С другой стороны, это была работа непосредственно с изначальным контекстом заводов. Те же шкафчики Геннадия Власова это самая, наверное, пронзительная вещь, когда мы заводу придаем другое измерение. Существует стереотип, что завод это некая махина, какие то станки, рабочие… На самом деле люди, которые там работают – потенциальные художники. Впервые, вещи, которые они создали, приобрели статус произведения искусства.

Дмитрий Афанасьев

Еще по теме:
Звуки реальности на "Камвольном комбинате"
"ВИЗ-сталь": культурное возрождение
Утопия прошлого в ЦК "Орджоникидзевский"

Возврат к списку