Произвол в ГСК "Ленинский"

Произвол в ГСК "Ленинский" 19.03.2010

На одном из городских форумов сайта www.udoma66.ru написано: 

«В пятницу 25 декабря на активного члена инициативной группы ГСК "Ленинский" Бармину Ольгу Владимировну совершено бандитское нападение после угроз от адвоката Зарубина в помещении В-Исетского райсуда присутствии улыбающегося Глазырина В.П.(с 2002 года незаконно занимающего место председателя ГСК"Ленинский")в присутствии Гладышевой М.,Николаевой и Смирнова. Адвокат Зарубин в адрес Барминой заявил:"Не будете с нами договариваться по-хорошему, будет по-плохому". Вечером в этот же день Барминой в подъезде своего дома наемник проломил голову и украл документы по ГСК.» 

Подробности о декабрьском нападении, что такое ГСК и чем ныне занимается кооператив, рассказывает председатель ГСК "Ленинский" Бармина Ольга Владимировна.  

Как был организован ГСК? 

О. В.: Кооператив ГСК «Ленинский» был создан в 1986 году под эгидой Администрации Ленинского района. В 1989 году место председателя занял Глазырин В.П., он же занимает эту должность сейчас.  Каким образом он его занял, сказать не могу, т.к. сама состою в этом кооперативе только с 1993 года.

В 2003 году возникла такая ситуация: за пожарные услуги с людей стали собирать деньги по 2900 рублей за квартал, учитывая, что всего у нас около 2500 гаражных боксов, а членов кооператива 1500-1600 человек –деньги собирали не малые.

Деньги собирались, но толком ничего не строилось, процесс постоянно затягивался. Накопились долгострои и всё это должны тащить на себе члены кооператива. Сначала была первая очередь, потом вторая, третья, потом появилась четвёртая очередь гаражей. Под контроль были сданы первая и вторая гаражные очереди, пожарная никаких нарушений не выявила, но 2900 рублей собирать продолжали. Недовольства по этому поводу росли, мы пригласили к себе Глазырина. Люди собрались с целью решить свои проблемы, но товарищ Глазырин Владимир Павлович выйти отказался. На накопившиеся вопросы так и не ответил, а последнее собрание проводилось в 1999 году. В данный момент, члены кооператива вносят эксплутационный взнос 550 рублей за квартал. На основании чего – не понятно. Глазырин утверждает, что на основании проведённого собрания, но никакого собрания, опять же не было.

Более того, мы обратили внимание на то, что налоги ГСК вообще не выплачивает. Вся прибыль, которую получает ГСК «Ленинский» распоряжается не в соответствии с проведённым собранием.  

По нашему безобразно написанному уставу председатель может единолично распоряжаться финансами кооператива – что он и делает. Но, по уставу, каждые 3 года председатель должен выбираться/переизбираться, чего мы добиться не можем, что и является предметом всех судебных разбирательств. В итоге, с 2002 года Глазырин ни разу не переизбирался собранием кооператива, а значит, до сих пор занимает своё место незаконно. Все собрания, где он, якобы, с 2002 года избирался (очевидно, просто подделал подписи и документы) оспорены в суде.

Когда и с чего начался конфликт между Вами и Глазыриным В. П? 

О. В.: В 2003 году начался конфликт, который длится по сей день и никак не может разрешиться. В ноябре – декабре месяце я оформляла документы по ГСК (это, в том числе, и листы голосования с прошедшего в 2007 году собрания членов кооператива, и протоколы счётной комиссии, выписки, печать и многое другое). 25 декабря был суд, где мы должны были предоставить оригиналы, подтверждающие наши голоса. Вечером, как раз после этого суда, я возвращалась домой с полной сумкой важных документов. Моё счастье, что муж был в тот вечер дома, я позвонила по домофону, муж открыл, и я зашла в подъезд. Увидела летящего на меня молодого человека, он произнёс примерно такую фразу: «будешь знать, куда лезть!» и нанёс мне удар в голову каким-то металлическим предметом, я потеряла сознание – всё. Телефон, кошелёк, золото остались нетронутыми – украли только документы. Через некоторое время муж пошёл меня искать и нашёл у входной двери подъезда без сознания. Я получила сотрясение головного мозга.

Куда обращались после этого случая и к чему привели обращения?

О. В.: После написала заявление в милицию. Уголовное дело возбудили, но почему-то по факту кражи, хотя налицо явный разбой…

С чем связываете решения правоохранительных органов и произошедший случай? 

О. В.: Я связываю произошедшее только с ГСК, иначе, зачем и кому ещё нужна была эта кипа документов?   На рабочее место меня не пускают, Глазырина охраняют 4 ЧОПа – попасть к нему невозможно.

Или вот яркий пример: В начале 2008 года Глазырин подаёт на меня заявление в милицию. Следователь 3 раза возвращал заявление обратно, в связи с тем, что состав преступления отсутствует. Но нашлась девушка-дознаватель посговорчивее. Она за 2 часа, ни разу не вызвав меня, не допросив, возбуждает уголовное дело в отношении неустановленного лица (т.е. меня). Сначала по этому уголовному делу я являюсь вообще «лишним» человеком, потом оказываюсь подозреваемой, потом мне избирают меру пресечения – «подписка о невыезде» на основании 159 ст. УК РФ – мошенничество, экономическое преступление, потом был обыск в моей квартире. В итоге, 159 ст. не подтверждается, мне выдают постановление о прекращении уголовного преследования в отношении ТОЛЬКО МЕНЯ, а в отношении неустановленного лица, дело живёт уже полтора года. А ещё есть такой адвокат Зарубин, у которого мама – нотариус и папа –  председатель состава в Областном суде с 20-летним стажем. Вот и развивайте свои мысли дальше.

Лично моё мнение – и в прокуратуре, и в суде, и в милиции есть «свои» заинтересованные лица, чиновники. Все эти люди потихоньку тормозят процессы, связанные с расследованием дела, как в отношении меня, так и в отношении ГСК и Глазырина.   

Что намерены делать дальше?

О. В.: Бороться! Мы боремся за себя, хотя надежды потихоньку тают. Впереди у нас ещё куча судебных разбирательств в Арбитражном суде. Уверена, и там у господина Глазырина имеются связи, но как всё разрешится, что будет дальше – только гадать. Надеяться на законность в сложившейся ситуации крайне сложно… 

АлисиЯ ЧешЫр

 


Возврат к списку