Об исторических руинах

Об исторических руинах 02.03.2009 Орджоникидзевский район. Если спросить, чем он славен кроме завода, люди тут же назовут ОПС «Уралмаш» и Белую башню. Про ОПС я рассказывать не буду – пусть об этом поведает прокурор, а вот о Белой башне – пожалуйста.

Как известно, Уралмаш начал строиться еще зимой 1927 – 1928 годов. Та официальная дата, которая упоминается – 15 июня 1928 года – это дата закладки первого цеха завода – цеха железных конструкций. 

Завод строился на болоте. Даже от гужевого транспорта дороги приходили в негодность. Для строительства необходима была вода, которой не было. Не будешь же все время бегать на речку Камышевку, которая протекала на месте нынешней улицы Победы. Для решения проблемы еще в 1927 году территорию поселка (на соцгород он тогда еще явно не походил) разбили на зоны. Каждую обслуживал свой колодец. Колодцы были вырыты там, где сейчас проходит улица Победы, находится бульвар Культуры, около домов № 35 – 37 по улице Ильича, на месте школы № 144. Над каждым колодцем был построен пятистенный дом. В одной половине находилось машинное отделение, во второй жилое: кухня и комната. Воду наливали в бочки, а водовозы развозили по кварталам.

Для первых строителей воды хватало. А для вторых, третьих, четвертых? Надо было строить водонапорную башню, благо и источник воды рядом – озеро Шувакиш. Добывать воду решили бурением скважин. Главным консультантом при строительстве завода стал профессор – гидробиолог М. О. Клер. Он отмечал, что на дне озера лежит толстый слой отходов – сапропеля. Вода, проходя через него, а потом через трещиноватые породы не потребует очистки и будет пригодна для питья. Такой вариант был самым дешевым, так как не требовал дополнительных расходов на строительство фильтровальной станции и механическую, а затем и химическую очистку воды. Первые скважины бурили немцы, потом их стали делать советские специалисты. Клер оказался прав. Уралмашевская вода считалась лучшей в городе, ее пили прямо из-под крана.

По первоначальному проекту улица Культуры от площади просматривалась насквозь в сторону озера Шувакиш. Водонапорная башня, стоявшая в конце улицы, на пересечении с улицей Коминтерна (будущей Бакинских комиссаров) должна была стать ее украшением. К сожалению, в 60-е годы началось строительство нового ДК, здание которого перекрыло улицу.

Раньше водонапорные башни строились стандартными, как на Плотинке. Близнецов плотиночной башни можно увидеть на станциях Исеть, Таватуй и многих других. Уралмашу не нужны были проекты прошлого века. Был объявлен конкурс, и на нем победил проект молодого 27-летнего архитектора М. Рейшера. Он использовал железобетон – тогда еще новый материал в строительном деле. Рабочие чертежи выполнялись московской подрядной конторой «Техбетон». Она же и строила башню. А вот сварной железный бак делали на Уралмаше. До этого самой большой башней в мире считалась чикагская с объемом 680 кубометров. Белая башня вмещала 700 кубов, а ее высота составила 35 метров.

Башня еще не была достроена, а ее уже включили (с 29-го года) в справочники, как пример промышленного зодчества. Первыми такую же башню построили на одном из своих заводов ленинградцы. Есть подобная башня даже за границей, на одном из заводов Северного Китая.

Приемка башни в эксплуатацию состоялась в 1931 году. Через час после заполнения и подписания акта о приемке произошло неожиданное – днище бака выгнулось и оборвалось. Часового, стоявшего у башни, отбросило хлынувшей водой на двенадцать метров. Действовать надо было быстро. На совещании приняли решение – сделать днище железобетонным. За ночь разрезали днище на куски и опустили вниз, а также подвезли доски и арматуру.

А дальше ремонт шел в такой последовательности:

1-й день. Бригада плотников установила подмостки и сделала опалубку.

2-й день. Автогенщики в конусной части днища прожгли отверстия для пропуска арматуры и уложили ее. Подвезли цемент, песок, гравий.

3-й день. Бетонировали днище.

4 – 6-день. Происходило схватывание и затвердевание бетона. Окончательную прочность бетон набирает через 28 дней.

7-й день. Убрали опалубку и заполнили бак водой на высоту 1-го метра.

Каждый день по мере затвердевания бетона увеличивалось количество воды . На 28-й день бак был заполнен до расчетной емкости.

С технической точки зрения бак оказался уникально нелепой конструкцией – стенки металлические, конусная часть днища железобетонная с жесткой арматурой, а сферическая часть днища железобетонная.

Вначале у башни было три опоры. Но после аварии, в связи с увеличением веса башни в результате бетонных работ и для страховки, главный инженер стройки настоял на четвертой.

Дата 19 декабря 1931 года считается началом эксплуатации всего комплекса головных сооружений хозяйственно – питьевого водопровода. Тогда же Свердловский горисполком издал распоряжение о зоне санитарной охраны водопровода. Зона была ограждена колючкой. За вход на территорию – штраф.

Еще в начале 60-х башня была в работе – регулировала давление в системе водопровода, но с ростом потребления воды была отключена. В 1965 году ее признали памятником архитектуры. И с тех пор этот памятник гниет и скоро сгниет окончательно. А ведь Рейшер в свое время разработал проект переоборудования башни в ресторан. Получилось бы не хуже, чем на Останкинской башне. Отметка у основания нашей башни выше отметки площади Первой пятилетки на 20 метров. А Уралмаш – это, по рельефу, самое высокое место в городе. На крыше здания по бульвару Культуры 3, где сейчас располагается Музей истории Уралмашзавода, в 30-е годы было летнее кафе. Посетители пили какао, разглядывая Вознесенскую горку. И это с двухэтажного здания, расположенного рядом с площадью!

Борис МАЙДАНИК    

Автор благодарит сотрудников музея Уралмашзавода за помощь.


Возврат к списку