Отсюда начинался Уралмаш

Отсюда начинался Уралмаш 16.03.2009 Много есть площадей в нашем славном городе, но отличаются они друг от друга, как правило, только названиями. Все, но не площадь Первой пятилетки. Уралмашу повезло – этот город строили умные люди.

В 1927 году молодой человек Петр Оранский (тогда ему было 28 лет) закончил архитектурный институт в Ленинграде, а уже в следующем году, по приглашению главного инженера строительства В. Ф. Фидлера, приехал на будущую стройку. Задача стояла: построить не просто завод – целый город, соцгород! И 15 июля 1928 года в торжественной обстановке был заложен первый камень в фундамент цеха металлоконструкций.

Оранский получил то, о чем мечтают многие – построить город с нуля. За работой вспоминался Ленинград, цивилизация. И в центре Уралмаша возник кусочек Невского (не путать с пивом, там глоточек). Если встать спиной к памятнику Орджоникидзе и посмотреть вперед, то можно увидеть, как сбегаются пять лучиков, как и в Ленинграде. Да и дома, стоящие у начала этих лучиков, очень красивы.

Первое каменное здание на площади появилось в 1930 году. Предназначалось оно под Центральную заводскую лабораторию, но до пуска завода в ней обосновался штаб строительства. Следующее здание, которое начало подниматься – это училище фабрично – заводского обучения (ФЗО). Одновременно с ним стало строиться 48-квартирное жилое здание на железобетонном каркасе и с утеплением стен шлакоблоками (тогда они назывались искусственным камнем «Крестьянин»). В этом же году, летом, пустили одноколейную трамвайную линию.

48-квартирный дом (бульвар Культуры, 2) по тем временам считался высотным, состоял из двух корпусов, состыкованных под прямым углом. На стыке, на уровне второго этажа – балкон. Жилым этот дом так и не побывал, поскольку сразу после завершения строительства в него переехал штаб стройки, вернув лабораторию заводу. А балкончик служил праздничной трибуной. Потом трибуну сделали на стрелке между улицами Орджоникидзе и Ильича. Там же стояла 3-х метровая статуя Ленина – это был первый памятник Ленину в Свердловске. Простоял, правда, этот Ильич недолго. В 37-м году его убрали. Навсегда.

На том месте, где сейчас стоит памятник Орджоникидзе, возвышалась стела с двумя урнами, где хранился прах В. Фидлера (1881 – 1932) и А. Банникова (1895 – 1932). Пролежали они вместе около двух лет. В декабре 1933 загорелся кузнечно-прессовый цех. Убытки были колоссальными. На показательном процессе, который проходил в здании кинотеатра «Темп» главным обвинителем выступал первый секретарь райкома Л. Авербах. Это был сам по себе интересный человек. А какие связи! Племянник Свердлова по материнской линии, старшая сестра замужем за Ягодой, сам женат на Елене Бонч-Бруевич. Естественно – пламенный большевик. Говорят, когда он приехал, то сказал: «Такой завод, и не одного приличного дела». Вот дело и нашлось. На процессе Фидлер был назван создателем немецкой контрреволюционной организации. «Жаль, что он умер, а не мы его расстреляли». Было решено изъять урну из стелы, но когда стелу вскрыли, там оказалась только урна с прахом Банникова. В 1938 году рабочие лесосклада обнаружили урну Фидлера у себя. Каким образом она туда попала – не понять. Говорят, что Авербах был похож на булгаковского Берлиоза. Может, урну спас Воланд?

Прах рабочие передали инженеру В. Анфилову – хорошему человеку. И не ошиблись. Тот сумел сохранить ее до 1958 года – года реабилитации Фидлера. Но родственники воспротивились возвращению урны в стелу – вдруг его опять врагом народа объявят, и захоронили на кладбище.

Строительство жилья шло форсированными темпами. На окраинах соцгорода возводили щитовые и рубленные дома, а вокруг площади строили четырехэтажные небоскребы. Все эти дома строились с центральным отоплением, а заводская ТЭЦ еще не была готова. Было принято решение сделать временную котельную. Для этого в части дома по Ильича, 1 смонтировали паровозные котлы и возвели железную дымовую трубу. Эта котельная проработала несколько лет.

Здание заводоуправления – это памятник архитектуры федерального значения. Оно было сдано в эксплуатацию в 1934 году, а внутренняя отделка была полностью закончена только в 1939. Чтобы не было на стенах трещин, штукатурили по рогоже, перед покраской стены дважды шпаклевали. В то время стены почти до потолка были закрашены масляной краской – на четных этажах голубой, на нечетных – розовато-серой.

В проектировании здания принял участие бывший немецкий архитектор Бела Шефлер. Он был представителем знаменитой архитектурной школы Баухауз. Нацисты школу разгромили, на Западе безработица, а в СССР нужны люди. И группа архитекторов выехала в Москву – строить счастливое будущее. В 1932 году Шефлера откомандировали на Уралмаш в должности инспектора строительства. Именно он спроектировал архитектурное оформление здания. Решетчатые переплеты – фирменный почерк баухаузцев.

И дома на Ильича, и заводоуправление, и многие другие здания сделаны в конструктивистском стиле. И не только на Уралмаше, но и в центре города. В «Правде» появилась статья «Архитектурные уроды», где автор раскритиковал на всю страну обезличенную, как ему казалось, невыразительную архитектуру Свердловска. Ответом на эту статью стал призыв партийных руководителей : «Архитектор – на леса», где они требовали «Создавать красивые здания, здания, в которых нужно сосредоточить лучшие достижения архитектурной мысли, здания, достойные нашей великой эпохи». Выход статьи совпал с пуском Уралмаша. На заводе работало много иностранных специалистов, и требовалась приличная гостиница.

Проектировал гостиницу П. Оранский. Подчиняясь требованию времени, он создал проект в стиле неоклассицизма. Этот стиль сменил рационалистические идеи конструктивизма, но вобрал в себя их свежее дыхание. Внутренний дизайн проектировал Б. Шефлер. Высокие потолки, светлые коридоры, решетчатые переплеты, как и в заводоуправлении. И с заводоуправления же перешла бригада лучших отделочников под руководством И. Л. Пинхасика. Был выстроен настоящий дворец. Но времена изменились, Для иностранцев граница была закрыта. И в здании организовали женское общежитие. Сейчас первоначальный интерьер сохранился только в помещении аптеки. И какой интерьер – в музее такого нет!

Во время войны в Испании кто-то из журналистов окрестил здание «Мадридом». Название прижилось. Стоит здание, как и остальной Уралмаш, на болоте. Чтобы оно не развалилось, пришлось сделать дренаж, выводить воду в бак, откуда периодически откачивать насосом.

Площадь Первой пятилетки. По ней ходили такие руководители Советского государства, как Куйбышев, Калинин, Кржижановский. На трибуне площади стояли летчики – первые герои Советского Союза, в трудных условиях спасавших со льдины экипаж «Челюскина». С трибуны памятника С. Орджоникидзе выступал Фидель Кастро. Здесь были Джавахарлал Неру и Индира Ганди, Хо Ши Мин и Вальтер Ульбрихт.

Товарищи историки, теперь к этому списку добавьте и меня. Я тоже здесь был, в этом сердце Уралмаша, в чем и подписываюсь.

Борис МАЙДАНИК

 

Автор благодарит за помощь сотрудников Музея истории Уралмашзавода.


Возврат к списку