«Нам бы день простоять да ночь продержаться!»

24.07.2008
Эти слова гайдаровского героя, произнесенные водителем пожарной машины, как нельзя лучше иллюстрируют работу борцов с огнем. Наш корреспондент на личном опыте испытал все тяготы работы огнеборцев, проведя день в пожарной части №1 Кировского района.
«Боже мой, зачем я на это согласился?» - такая мысль крутилась у меня в голове, когда я шел в пожарную часть с утра. Но было поздно, я уже стоял у ее ворот, вот меня инструктирует начальство... утреннее построение, на котором командиру докладывают обо всех происшествиях за последние сутки. Делом это оказалось непростым, ведь по правилам, построение происходит в самой, что ни на есть, «боевой» амуниции: сапоги, пожарная куртка (боевка), пояс, штаны, шлем, перчатки и баллон, крепящийся на спину и служащий для дыхания в задымленных помещениях. Все это обмундирование весит, без малого, 35 кг. Согласитесь, чтобы работать в таком виде на пожаре, где что зимой, что летом жарче некуда, нужно быть выносливым. А мысль тем временем продолжала крутиться в голове, трансформировавшись в «Куда я попал?».
Еще пара слов о снаряжении. У каждого пожарного, заступающего на смену, есть своя полка, располагающаяся в том же помещении, где стоят пожарные машины. На этой полке и необходимо держать это снаряжение, и в случае чего быть готовым надеть все за 18 (!) секунд.
После построения все обмундирование было снято, и наступили-таки будни. Сначала мне объяснили устройство самой пожарной части - показали столовую, спальню, комнату отдыха, диспетчерскую и т.д. В группе пожарных, выезжающих на вызов, есть командир, а есть те, кто обязан ему подчиняться, и это разумно. Ведь пожар – это фактически боевые действия, где требуется строжайшая дисциплина и беспрекословное выполнение указаний командира.
Была у меня возможность осмотреть и сами машины красно-белого цвета с проблесковым маячком, причем как снаружи, так и изнутри. Опять же, не вдаваясь в подробности всего требующегося на пожаре снаряжения, скажу лишь, что имеется в этих автомобилях все необходимое, а именно – раскладная лестница на четыре этажа, кувалды, топоры, емкость для воды, многочисленные рукава (рукав – в народе именуется шланг), водяные пушки и прочее оборудование.
Кроме того, сами автомобили отличаются друг от друга по выполняемым функциям - автоцистерны (так сказать, «пожарная классика»), автомобили, обеспечивающие доступ к этажам высотных зданий с помощью имеющейся выдвижной лестницы, автомобили связи и освещения, которые, как понятно из названия, обеспечивают связь и освещение.
А вот новизна железных коней оставляет желать лучшего. Как и положено, в России, все служит значительно дольше своего срока. И зачастую пожарным приходится самим заниматься починкой автомобилей, устранять какие-то неполадки, а также решать хозяйственные проблемы. К одной из таких проблем-обязанностей относится проверка рукавов. Диагностируется их целостность, производится ремонт, проверяются новые рукава, только что поступившие в часть.
Однако вернемся к рукавам. Я поучаствовал в их переносе со склада на территорию перед частью. В свернутом виде они достаточно тяжелы, мне довелось переносить по одному рукаву, пожарные же обычно носят по два. Затем они были подсоединены к пожарной машине, а также друг к другу, с помощью так называемых полугаек (железных креплений на конце и начале рукавов). И по ним пошла вода. Рукава начали медленно набухать, напор становился все сильнее, шум нарастал. И вот когда даже невооруженным глазом виделось невероятное напряжение, а уровень шума зашкалил, мой «проводник в мир пожарных» Андрей сказал мне: «Лучше отойти за дверь, а то если какое-то крепление непрочно, то полугайка может отлететь в голову». Стоит ли говорить, что в моей голове тут же всплыла картина отлетающей в нее полугайки, до этого, в целом, мирно лежавшей прямо у моих ног? Я проследовал за дверь со скоростью поезда-экспресса. Хорошо, что все оборудование оказалось исправным.
Скатывание рукавов выглядит менее эстетичным и лихим занятием, нежели их раскатывание, но это тоже необходимо делать, а еще их нужно сушить. Для этого они транспортируются на верхний этаж, в так называемую «башню», где их весят на специальные крепления, и начинается естественная сушка.
Каждый день пожарным необходимо совершенствовать определенные умения, требующиеся непосредственно во время пожара. Одно из них – навык установки раскладной лестницы. Этим мы и занялись далее. Однако нужной для этого постройки в нашей части не нашлось. Как мне сказали, ранее таковая присутствовала, но возведенный в непосредственной близости дом, поглотил не только добротный участок пожарной части №1, но и это здание. И мы, сев в пожарные машины, отправились в соседнюю часть, располагающую данной постройкой.
Установка лестницы не заняла много времени, ее лихо спустили с крыши автомобиля и развернули на 3 с небольшим этажа. Мне предложили ее опробовать, я с энтузиазмом уже было принялся лезть наверх, как вновь услышал любезное предостережение: «Только имей в виду, что если ее сильно ударить по бокам, то она мигом складывается и обрубает пальцы, поэтому, ты уж поаккуратнее там!». Эта фраза застала меня стремящимся ввысь, и я притормозил. Думаю, не стоит говорить, что поднимался и спускался я, стараясь, во что бы то ни стало не задеть бока этой лестницы, ведь пальцы в жизни очень нужны, особенно в журналистике.
Слава Богу, что все обошлось, и мое знакомство с миром пожарных продолжилось беседой с работниками той части, в которую мы приехали на учения. Однако на сей раз, полученная информация была уже не слишком веселой. Оказывается, что, проработав пожарным 20 лет, можно уходить на пенсию. Но этого практически никто не делает, т.к. работать попросту некому, молодежь в эту сферу почти не идет, все опытные пожарные вынуждены трудиться и дальше. Кроме того, если бы пожарные части представляли собой коммерческие структуры, и была бы введена почасовая оплата, плата за риск и прочее, то труд борцов с огнем оценивался бы в 3 (!) раза дороже. Но структуры государственные, деньги государственные, а значит, среди тех, у кого они должны быть, их практически нет ни у кого, кроме самого государства, вот такой парадокс.
Вернемся от парадоксов к будням. С учениями мы попрощались и отправились объезжать объекты особой важности. Каждый день необходимо посещать несколько таких объектов и диагностировать их безопасность. Для этого смотрятся такие показатели, как характеристика самих объектов, приведенная в специальной папке, которая, в случае выезда к этому объекту, извлекается из шкафчика в пожарной части. Также смотрится расположение пожарных гидрантов вокруг здания и возможные подъезды пожарной машины к зданию. Характеристика содержит подробную информацию о постройке, т.е. планы каждого этажа, пояснения о типе перекрытий, численности находящихся в здании людей и т.д. Благодаря таким характеристикам пожарные едут на вызов уже готовые, и тушение превращается, благодаря этому, в более уверенное и эффективное действо. Нельзя не поразиться, кстати, виртуозности водителя пожарной машины, который умудрялся на такой громадине проезжать в самые немыслимые закоулки и дворики. Мастерство высокого класса, иначе и не скажешь. И именно в процессе проверки всех этих объектов нас застал вызов. Горел, можно даже сказать, просто полыхал, синим пламенем … торф. Да, именно торф. И пусть читатель не удивляется тому, что торф, оказывается, возможно потушить. Не буду никого расстраивать, его потушить невозможно. Однако, как сказали сами пожарные, они не имеют права игнорировать вызов, хоть и понимают всю бессмысленность такого тушения.
Мы прибыли на место, объектом спасения оказался никому не мешавший газончик, лишь слегка подававший признаки тлеющего под ним торфа. Участи, которая постигла газон, в летнюю жару, думаю, позавидует любой. Он был безжалостно расстрелян из водяной пушки. Я тоже поучаствовал в этом, жестоко направляя мощную струю в дымящуюся землю. После водяного расстрела мы отправились дальше объезжать объекты, оставив изрядно потрепанный газон тлеть на летнем солнышке.

После возвращения в часть, обычно, во второй половине дня, пожарным предоставляется свободное время. Если не вмешается пожар, то день размеренно подойдет к своему концу, наступит время ужина, затем время сна, а в 9.00 новое построение, новая смена. И как сказал водитель пожарной машины, фактически и подаривший название этой статье: «Нам бы день простоять, да ночь продержаться, и лишь бы смена поскорее закончилась». В размышлении над этими словами и приходит понимание всей тяжести той работы, которую предстоит выполнять пожарным, и всей ее сложности. Ведь геройство и отвага – это прекрасно, но самое главное, чтоб без происшествий.

Александр ТХОРЕВСКИЙ




Возврат к списку