Национальная программа «Здоровье»

Национальная программа «Здоровье» 11.08.2009 К сожалению, все люди иногда болеют, и состояние здоровья особенно ухудшается в пожилом возрасте. Собственно поэтому общество нуждается в медиках и больницах. Несмотря на то, что профессия врача в наше время не является конкурентноспособной в области зарплат, конкурс при поступлении в медицинский институт по-прежнему остается высоким. Почему? Наверное, профессионалами-медиками становятся настоящие бессребреники, люди милосердные и отважные, которые видят в клятве Гиппократа особый жизненный смысл! Ведь чтобы стать настоящим врачом, нужна огромная работоспособность, бесконечная тяга к знаниям, а самое главное – непоказное человеколюбие! Вроде бы и государство печется о подготовке таких специалистов, и национальная программа оздоровления нации запущена, и зарплаты медицинских работников пересмотрены….

Как же обстоят дела в сфере медицинского обслуживания населения в обычной городской больнице? Лет 20 назад этот стационар славился хирургическим, гастроэнтерологическим и урологическим отделениями. Здесь работали замечательные специалисты, в компетентности которых не приходилось сомневаться. Заботливые медсестры и санитарки словом и делом помогали в выздоровлении, поддерживая порядок и чистоту в палатах и отделениях. Работала палата интенсивной терапии, в отделении реанимации, которое, кстати, обновили и переоборудовали по последнему слову техники год назад, тщательно следили за состоянием больных. Был порядок, пусть и глазами пациента!

Что мы видим сегодня? По-прежнему, как и 20 лет назад, экстренные больные поступают в больницу через приемный покой, куда привозит их скорая помощь. Врачи скорой сопровождают больного до коридора приемной. К несчастью, и нам пришлось недавно оказаться в этом отделении. В коридоре для ожидания лежит обожженный бомж. На полу лужа, рядом с ней валяется какая-то тряпка, пахнет нечистотами. Регистратор безучастно записывает данные поступивших, гардеробщица прибежала с уличного перекура, болтает с припухшей подружкой. В каморке у охранника хоть топор вешай – накурено!

Ждем специалистов. Подходят лаборанты, берут анализы, персонал хохочет в приемной. Идет хирург, мрачный, с красным лицом, чем-то озабоченный, ведет недолгий расспрос – больной его особенно не интересует - рядом в палате еще несколько пациентов. Снова подвозят пожилую больную – подозрение на инсульт. Врач скорой бегает по кабинетам и долго не может найти стойку для капельницы, пока безмятежная регистраторша не соизволяет оторваться от стула и показать, где находится эта несчастная стойка! Приходит дежурный невропатолог и постно сообщает сопровождающему старушку, что, мол, положат только в коридор, мест нет, ухаживать за лежачим больным некому… К нам подходит уролог, еще молодой, спрашивает более внимательно, даже анализы, которые у нас на руках, просматривает! Убеждаясь, что больной не по его части, дает рекомендации. Гардеробщица, по совместительству охранница приемного и санитарка, жалуется на маленькую зарплату (3000 руб.!), за которую она должна возить неходячих на каталке и сопровождать ходячих до отделений, которые теперь на ночь закрываются кодовым замком. А народ-то именно по ночам подвозят больше! Когда же сотрудникам отдыхать, а?

Пришли анализы, теперь едем на рентген, затем возвращаемся на кресле-каталке обратно и ждем терапевта. Слава богу, терапевт осмотрела, записи последние в истории болезни сделали и определила, в какое отделение будем ложиться. Уже 23 часа. А приехали в приемник полвосьмого вечера!

«Заселяемся» в хирургию. В палате лежит один больной, очевидно, недавно прооперированный. Он, опутанный трубками, абсолютно голый, громко стонет, кричит. У него не работает кишечник и мочевой пузырь. Персонал пытается облегчить его состояние. Мы ищем судно на ночь для нашего больного, поскольку ему очень трудно передвигаться. Судна нет ни одного: ни в клизменной, ни в туалете, где на полу – слой мочи, желчи и вообще зайти можно с трудом из-за отвратительного запаха. Спрашиваем про судно у дежурной медсестры, но она ничего не знает! И вообще она занята! С одним надо разобраться, а тут вопросы какие-то задают! Оставляем нашего больного на свой страх и риск почти без присмотра! Но в душе надеемся - все же в больнице…

На следующий день идем в отделение встретиться с лечащим врачом, переговорить, как в добрые старые времена было, узнать результаты обследования и план лечения. Обход уже завершился, но к нашему больному никто не подходил, диагноз так и неизвестен. Он лежит под капельницей – ставят физраствор, боли продолжаются, есть нельзя. Народу в палате прибавилось. Лежат и в коридоре на каталках, и на скамейках. Прооперированному соседу по палате не лучше, он кричит и матерится без разбора.

Наступает время обеда. Столовой нет. Ни титана с водой, ни тем более кулера тоже нет. Воду наливает из чайника буфетчица только во время работы буфета – видимо, по медицинским соображениям такой распорядок в отделении. Пищу ходячие больные принимают в палате. Тот, кто не услышал бряканья посуды и до боли знакомого запаха больничной кухни, опоздал. Кому-то и стоя у буфетной двери приходится заглотить свою овсянку – сосед-то в палате в это время на судне сидит!

Попытка «поймать» лечащего врача оказалась тщетной. Он промелькнул в коридоре и скрылся в ординаторской – очень торопился! На ходу бросил, что оперировать не будет… пока! Опять это неприятное чувство неизвестности!

Через день оказывается, что есть уже можно, только сказать об этом нашему пациенту забыли, и он честно голодал почти двое суток. Может, это и к лучшему, ведь голоданием тоже лечатся, тем более и глюкозу вливали попутно. Капельницу медсестра поставила с трудом – всегда вены какие-то не такие… А вот зато выпавшую иглу из вены соседа, не моргнув глазом, воткнула обратно! Лечащий врач по-прежнему был неуловим, наверное, оперировал в поте лица.

Наступила пятница, в отделении суета - обход делает главный врач. Скорее надо освободить подоконники и создать видимость чистоты на тумбочках – все внутрь! Главный врач всех выписывает – городские власти распорядились срочно освобождать бесплатные койки. Слишком много больных развелось, и многие из них мнимые!

Нашего пациента снова отправили на УЗИ, чтобы подтвердить положительную динамику от проведенного за три дня лечения. А после ее неподтверждения лечащий врач решил еще «подержать» больного до понедельника, так, на всякий случай, а потом и домой! Ведь острая боль прошла, а причину этой боли уж как-нибудь сами выясняйте… если хотите и средства лишние имеете… «Да и зачем вам знать про причины?» – удивляется не совсем трезвый дежурный доктор.

В нашей стране все знают, что спасение утопающего – дело рук самого утопающего! Но не до такой же степени… Где же современные методики диагностики и лечения? Где ответственный и добросовестный персонал? Где специалисты-профессионалы? Ведь мы живем в 21 веке и не в каком-нибудь забытом богом горном поселении. Знаю точно, что есть и в нашей «бесполезной» медицине настоящие врачи, энтузиасты и альтруисты. Только слишком мало встречается их на пути обыкновенного среднестатистического гражданина. Зато хамства, грубости, откровенного пренебрежения жизнью и здоровьем человека полно на каждом шагу. Вот потому больные и мрут, как мухи, а вовсе не выздоравливают. И никакая национальная программа не спасет ситуацию, пока не изменится сама концепция медицинского обслуживания населения, и больной будет восприниматься не объектом каких-то лечебных манипуляций, а человеком, нуждающимся в помощи врача, готового и способного эту помощь оказать.

Возврат к списку